Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Своими глазами. Политик, революционер Лев Троцкий (Лейба Давидович Бронштейн)

Оригинал взят у eho_2013 в Своими глазами. Политик, революционер Лев Троцкий (Лейба Давидович Бронштейн)
Начало: http://eho-2013.livejournal.com/1039172.html
http://eho-2013.livejournal.com/1042507.html

Продолжаем знакомиться с детскими воспоминаниями Льва Троцкого,описанными на страницах его книги "Моя жизнь", о том, что он видел своими глазами в те времена, когда не стал еще самой зловещей фигурой на революционном Олимпе России...

Когда для маленького Левы пришла пора учиться, его отправили из отцовского имения Яновка в колонию к родственникам, где была начальная школа.
В те времена слово "колония" в России не носило негативного оттенка и относилось прежде всего к сельским поселениям.
Словарь Ушакова среди прочих значений слова колония дает такое:
"Поселение, общежитие переселившихся или переселенных лиц для совместной жизни и какой-нибудь специальной работы. Земледельческая колония".
Вторит ему и словарь Даля, определяющий колонию как
"поселок выходцев, переселенцы из другой земли. Колонист, -тка, поселенец из другой земли; переселенец, занимающийся земледелием".
Вот в такую земледельческую колонию и отправили маленького Леву, чтобы ходить в школу. Причем там соседствовали две колонии - немецкая и еврейская...
doiche-001
Обитатели немецкой сельскохозяйственной колонии в Крыму

До Громоклея от Яновки было четыре версты. Колония располагалась вдоль балки: по одну сторону – еврейская, по другую – немецкая. Они резко отличны. В немецкой части дома аккуратные, частью под черепицей, частью под камышом, крупные лошади, гладкие коровы. В еврейской части – разоренные избушки, ободранные крыши, жалкий скот.


Почему была такая разница в достатке у людей, живущих рядом и хозяйствующих в одних условиях, Троцкий не объясняет. Скорее, это опять его манера прибедняться в рассказах о детстве, с которой мы уже сталкивались на страницах его воспоминаний...

Collapse )

Из журнала "Нева", № 12, 1988 год.

Оригинал взят у ellen_solle в Из журнала "Нева", № 12, 1988 год.
Нашла еще один старый журнал со своими со своими старыми стихами. Конечно, это "Нева".

Марина Вирта.
ЛЕНИНГРАДСКИЕ СТИХИ

ДЕНЬ
1.
Плывет и плывет ленинградское лето.
Дворцовая площадь июлем прогрета,
Над городом запахи трав...
Не думала я, что запомнится это:
Беспечно прижатая локтем газета
И мягкий на локте рукав,
Бренчанье трамвая, сопенье буксира,
Жара и холодный стаканчик пломбира,
И двушка на теплой руке.
И руки легко на коленях лежали,
И кашель не мучил, и туфли не жали,
И солнце блестело в реке.
Бесхитростный ангел выравнивал крылья
На тонком литом Петропавловском шпиле,
И ветки скреблись по стеклу...
Мы с Вами друг другу тот день подарили,
И пусть он сверкает порой среди пыли,
Как стеклышко в темном углу.

2.
Липовое царство над рекою -
Продолженье света и покоя,
Завершенье памятного дня,
Навсегда запавшего в меня.
Я из рук не выпущу подарка:
Легкую дорогу без конца,
Сочетанье солнечного парка
С белизной Елагина дворца.
Плыл и плыл под ленинградским небом
Безмятежный тихий диалог.
Это уж потом - облепит снегом
Небольшой Елагин островок.

ДВА ГОЛОСА
1.
Перед тем, как отчаяться, я проявлю нетерпенье,
Я позволю себе Вас от будничных дел оторвать.
Может быть, не любовь, а наивная вера в спасенье,
Золотая надежда меня посетила опять.
Может быть, не любовь, - тяготенье к покою и свету.
Может быть, не слеза, а капель на озябшей щеке.
На Неве ледоход. Вы стоите спиной к парапету,
Вы пальто распахнули и держите шапку в руке.
Так постойте еще и позвольте на Вас наглядеться.
Мне от счастья тепло, я легко подбираю слова:
Может быть, за мое сиротливое темное детство
Мне сегодня подарены Вы, ледоход и Нева.
Этот день отойдет, растворясь в суетливых и шумных
Прочих днях нашей жизни, исчезнет, как ладожский лед.
Но однажды в глазах Ваших, добрых, зеленых и умных,
Может быть, не любовь, - благосклонность ко мне промелькнет.

2.
Перед тем, как отчаяться, я вспоминаю все то же:
Ледоход на Неве и оттаявший серый канал.
Может быть, не любовь, но я думаю, будь я моложе,
Я, наверное, все же любовью бы это назвал.
Может быть, не любовь, а надежда тихонько вернулась,
Не надежда сама, а ее осторожная тень.
Может быть, за мою дистрофичную нищую юность
Мне подарены были и Вы, и сырой этот день.
Так садитесь удобней и на ногу ногу закиньте,
Полудетскую туфлю небрежно качнув на мыске...
Может быть, не любовь, но звенят напряженные нити,
Но тепло на душе, но ладонь замерла на виске.
Этот день отойдет, и мы оба привыкнем к разлуке.
Может быть, не любовь, - благодарность пойдет по пятам.
Но когда-нибудь я на ветру покрасневшие руки,
Ваши руки прижму к задрожавшим безмолвным губам.

* * *
С одиночеством долго не стала возиться,
И само отступило оно.
И вздохнула собака, и щелкнула птица,
И от ветра открылось окно.
А подумать - так, может, совсем не от ветра.
А когда ты к окну подойдешь,
То увидишь: внизу распускается верба,
А вверху собирается дождь.
Мир надежен и вечен, и страхи уплыли,
А еще эта книга в руке,
Этот шорох ночной, это облачко пыли,
Эта тень на дверном косяке...

* * *
Это лето пропахло молчанием прибранных комнат,
Нафталином в шкафу, неокрепшим цветком на окне.
И еще оказалось: душа не забыла и помнит
Сотню детских обид, притаившихся молча во мне.
За годами и датами память легко обозначит
То, что снится во сне и мешает дышать наяву:
На бульварной скамье пятилетняя девочка плачет,
И желтеет фонарь сквозь густую ночную листву.
У заплаканной девочки, скрытой за дальнею далью,
Напрягаются плечи худые при слове "домой"...
Это лето пропахло пожизненной детской печалью,
Утешением поздним и ранней холодной зимой.

* * *
Разглядывать узоры на стене,
Зашторив окна от прямого света,
И думать в тишине и полусне,
Что слава богу, миновало лето.
Его почти враждебные черты
Смягчатся вздохом, легким и воздушным,
Великодушной осени. А ты -
Ты не был никогда великодушным.
Чернила трать, исписывай тетрадь,
Начни другую, разорви и снова
Начни, порви, засмейся и опять
Ищи одно ненайденное слово.
Была б великодушною рука,-
Она прореху быстро б залатала...
Прощай! Я помню, как была горька
Строка, в которой слова не хватало.

* * *
Ну пусть не так, пусть не рука в руке,
Пусть не ловить дыханье в час рассветный-
Пристроюсь на твоем воротнике
Снежинкой невесомой, незаметной.
Геометричен облик мой и прост,
Я так легка, спустившаяся с неба...
Ты быстро выйдешь на Дворцовый мост
И удивишься изобилью снега.
А вот и Невский. Крыши замело.
Закрой лицо колючей рукавицей.
От губ твоих спокойное тепло
Меня в два счета сделает водицей.
И напрягая зрение и слух,
Остановись внезапно у Фонтанки,
Взгляни в тоске на этот снежный пух,
На снежный прах, на снежные останки.

Золотые правила казачьей семьи

Оригинал взят у bolivar_s в Золотые правила казачьей семьи

Золотые правила казачьей семьи

Невозможно понять казачество, не узнав его базовой ценности – семьи. Казаки к чужим детям относились, как своим, даже если они рождены от нехристианина.


Казаки считали позором иметь неграмотных сыновей, и мечтали о том, чтобы дочери были счастливыми. И, если казакам были суждено идти на смертный бой, станица не бросала его семью на произвол судьбы.

Collapse )

чужие стихи

автор Светлана Чернышова


* * *

В четвертой кардиологии,
Где полночи нет конца,
Стучат вразнобой убогие
Изношенные сердца.

Идет ординатор Ладогин
По кафельному пути.
«Вот это — подчистить надо бы.
А это — подзавести», —

Бормочет...Он знает сызмала
Здоровые ритм и тон,
Поскольку отец его Изя был
Отменным часовщиком.

Он кликал сыночка бездарем
И выпить был не дурак…
«Возьмите! хоть эти, с вензелем!
Отдам ведь, почти за так!» —

То ангел сипит юродивый,
Что не уберег отца
В четвертой кардиологии.
И полночи нет конца.
___________________________________

автор Вера Кузьмина

"Совки"

* * *

Давай-ка, мой хороший, по одной —
за нас, дурных, а больше бы не надо...
Моя страна натянута струной
от Сахалина до Калининграда.
Сейчас в неё распахнуто окно,
там огоньки, далёкий лай собачий.
Не виноваты водка и вино,
что мы живём вот так, а не иначе,—
вот так — не отрываясь от страны,
гитарно-балалаечного гула...
Играй «Хотят ли русские войны»
и «Журавлей» Гамзатова Расула,
играй, страна!
Добавь смешной тоски:
«Артек», Гагарин, Жуков, батя юный...
Да, мы совки.
...А дети на совки
В песочнице натягивают струны.
Давай ещё — и по последней, ша!
За Родину, натянутую туго.
За каждого смешного малыша.
За то, что удержали мы друг друга.
Да, перебрали. Улицы страны
дрожат струной, неровные такие...
Споём «Хотят ли русские войны»,
чтоб слышали Берлин, Париж и Киев?
Живёт страна, пока живут совки:
смешные дети, мужики и бабы.
А Господу — подтягивать колки,
стараясь, чтоб не туго и не слабо...

События, о которых Великобритания предпочитает не вспоминать

Оригинал взят у el_tolstyh в События, о которых Великобритания предпочитает не вспоминать


Выведение «новых пород» рабов и 30 000 белых невольников в Новом Свете — ирландские рабы пользовались спросом у англичан более века. stabu делится своим переводом статьи канадского исследователя Джона Мартина.( http://www.globalresearch.ca/the-irish-slave-trade-th.. )

Ни для кого, думаю, не секрет, что Западная цивилизация (и, в частности, англо-саксонская ее часть) посторила свое благосостояние не одним лишь упорным и созидательным трудом. В ходу были и методы куда менее благопристойные: захват других континентов, грабеж и уничтожение местных цивилизаций, мешавших освоению новых земель. И конечно же рабовладение — самая темная страница Европейской истории. Пленение жителей Африканского континента и последующая их продажа в рабство на Американские континенты известны всем. Однако, не многие знают, что Америка знала и белых рабов. Именно на их плечи легли все тяготы строительства первых колоний Нового Света, а африканцы присоединились позже. Эти белые рабы — ирландцы. Их поработили англичане, холодно и прагматично лишив их статуса человека. Претерпев более двух столетий ужасов рабства, ирландцы, в отличие от их африканских соратников по несчастью, лишились своей истории, ведь она так не на руку их бывшим англо-саксонским хозяевам.

Ирландцы — позабытые белые рабы.
Они прибывали невольниками: человеческий груз, перевозимый на британских коряблях к берегам обеих Америк. Их грузили сотнями тысяч — мужчин, женщин и даже маленьких детей.
Если они возмущались или не подчинялись приказам, их карали самым жестоким образом. Хозяин мог подвесить своего провинившегося раба за руки и поджечь руки или ноги в качестве наказания. Некоторых сжигали заживо, а их головы, надетые на колья, выставлялись на рыночной площади в поучение прочим невольникам.
Нам не стоит углубляться во все ужасающие подробности, не так ли? Нам хорошо известны все ужасы африканской работорговли.
Collapse )

великий и ужасный херой ухраины Степан Бандера, он же "Баба", он же "Попель" ( по- немецки "сопля")

В начальную школу Бандеру не приняли в связи с явными признаками нетрадиционной ориентации и садистских наклонностей. В подростковом возрасте Бандера вступил в украинскую детскую организацию "пласт". По свидетельствам товарищей по организации, Бандера уже ребенком проявлял садистские и педофильно-гомосексуальные склонности – ему очень нравилось ловить младших школьников и, жестоко избив их, заставлять вылизывать свои половые органы.

По свидетельству его товарища Миколы Зырянко, "Бандера был очень жесток и несправедлив к тем, кто слабее его, но при этом пресмыкался перед более сильными. Мне известно также о том, что отец одного из избитых и опозоренных им детей поймал Степана и, избив его, совершил с ним акт содомии".

Возможно, именно это оказало значительное влияние на жизнь Бандеры. После изнасилования его рассудок оказался частично поврежденным. Он мог часами полуодетый стоять на морозе, бормоча бессмысленные молитвы. Отец, вечно пьяный, не занимался его воспитанием, а мать редко бывала дома, так как постоянно обслуживала клиентов. После гомосексуального акта Степан стал опасаться трогать более слабых детей и всю свою злобу проявлял на животных.

Будущий "национальный герой" очень любил ловить кошек и одной рукой душить их. Особенное удовольствие ему доставляло, поймав котенка, давить его до тех пор, пока из несчастного котика не вылазили кишки. (статья журналиста В. Беляева, воспоминания Г. Гордасевича). То есть, юный Поппель являлся кошкодавом. Кошкодавство – свидетельство тяжелого духовного подтверждения, первичный "инстинктивный" сатанизм.

Статус пассивного педераста сопровождал украинского вождя почти всю жизнь. В 1936 году Бандеру за попытку терроризма приговорили к смертной казни, впоследствии заменив ее пожизненным заключением. По свидетельствам его сокамерников – Качманрского и Карпинца – Бандера был в тюрьме крайне не уважаемой личностью, проще говоря, заменял заключенным женщину.

13 сентября 1939 года Бандера был выпущен из тюрьмы германскими властями и направлен в немецкий центр подготовки диверсантов. В центре Бандеру подвергли пассивным гомосексуальным сношениям, засняв процесс на кинокамеру. Это было сделано для того, чтоб исключить возможность предательства. Впрочем, то, что Бандера-педераст, не было секретом для его соратников. Не даром его партийное прозвище было "Баба".

Под конец своей жизни Бандера подвел под свою педерастию "теоретическую базу" и даже провозгласил ее обязательной для свидомых украинцев : "...но украинская революция будет отличаться от всех прочих революций тесными мужскими связями. И я не говорю здесь о дружбе! Чтобы свергнуть с себя оккупацию москалей украинские мужчины должны познавать друг друга. Это путь к свободе, это путь к незалежности. И я верю, что однажды такой день наступит"

(Степан Бандера "Украинский народ и революция" 1950 год").

Чем развлекались дети в СССР

Оригинал взят у rostr в Чем развлекались дети в СССР
Атрибуты веселого детства, за которые можно было получить по шее от взрослых. Фотограф Алексей Мараховец собрал все, без чего невозможно представить самое веселое и опасное детство советского мальчика.

«Я не был каким-то отъявленным хулиганом, беспризорником или шпаной. Но, когда я вспоминаю, чем мы занимались во дворе, мне порой становится немного не по себе. Нашим умениям мог позавидовать заправский экстремист», — вспоминает Алексей.

AdMe.ru с теплотой представляет пост настоящей ностальгии по тому беззаботному времени.

У детей моего поколения не было компьютеров, и этим всё сказано. Да, мы не знали Контры, не знали Варкрафта, не знали Веселой фермы. Все наши развлечения хранились в тайниках дома, во дворе, в тумбочках и на антресолях, на балконе и в гараже (у кого он был). И сейчас я с огромной уверенностью говорю — моё детство было намного интереснее и насыщеннее без компьютера.

Рогатки


Кто помнит самодельные рогатки? Они были двух видов: классические и шпоночные. Классические вырезались из толстой ветки орешника с развилкой, покупался широкий серый жгут в аптеке, доставался кусочек кожи (можно было втихомолку вырезать дома из дорожной сумки и свалить на сестру) и все скреплялось медной проволокой или синей изолентой.

Collapse )
</div>

Обряд - "Перепекание" детей. "На лопату и в печь".

Оригинал взят у o_v_f в Обряд - "Перепекание". "На лопату и в печь".

Обряд -"Перепекание"."На лопату и в печь".

0_a6ae0_192c2a5e_L

Помните злую Бабу-Ягу, которая сажала Иванушку на лопату и отправляла в печь? На самом деле – это отголосок старинного обряда «перепекания ребенка», который, несмотря на свою древность, был очень живуч и в иных местах сохранялся вплоть до XX века, а то и дольше.Помимо записей этнографов и историков, сохранились и литературные упоминания об этом действе, которое было весьма распространено у наших предков. Например, ему подвергался в детстве Гаврила Романович Державин, по свидетельству В.Ходасевича, оставившего нам жизнеописание классика. Правда, процедурные подробности там не указываются.

Итак, «перепекание ребенка» – древний обряд. В одних местах к нему прибегали в случае рождения недоношенного, хилого младенца, при наличии рахита («собачьей старости»), атрофии и прочих недугов. В других – отправляли в печь всех подряд новорожденных. Зачем? — Вот об этом и поговорим.

80468_or

Обряд перепекания ребёнка (Вельский муниципальный краеведческий музей)

Считалось, что если ребенок появился на свет раньше времени, если он слаб или болен, то это значит, что «не дозрел» в материнском чреве. А раз так, то нужно довести его до «нужной кондиции» с тем, чтобы он не только выжил, но и обрел необходимые жизненные силы.

Печь, как уже упоминалось, в традиции древних славян представляла собой своего рода отражение вселенной как триединого мира: небесного, земного и загробного, равно как и место общения с предками. Поэтому к ее помощи обращались, чтобы спасти недужное дитя.

При этом уподобляли рождение ребенка выпечке хлеба, а потому в классическом варианте «перепекания» младенца предварительно обмазывали ржаным (и только ржаным) тестом, оставляя свободными от него только рот и ноздри.
Тесто, к слову сказать, тоже было не простое, а на воде, принесенной на рассвете из трех колодцев, желательно – бабкой-знахаркой.

PQCH4NMyrtE

Обмазанное тестом дитятко укладывали на хлебную лопату, привязывали к ней и трижды отправляли на короткое время в теплую (не горячую!) печь, в которой нет огня.
В одних местах это поручалось бабушке-повитухе, в других – самой матери, в третьих – самой старой женщине в селении.

Никогда перепекание не проводилось в одиночку и всегда сопровождалось особыми речами. Но если бабушке-повитухе (при которой состояла помощница, чтобы снять ребенка с лопаты), достаточно было побормотать что-нибудь вроде: «Припекись, припекись, собачья старость», то в других случаях предполагался обязательный диалог участниц процесса.

Смысл его заключался не только в произносимых словах-иносказаниях, но и поддерживал ритм, в котором надо было отправлять и возвращать из печи ребенка, чтобы он не задохнулся. Например, если по ритуалу полагалось действовать лопатой матери, то у дверей могла стоять свекровь.

Входя в дом, она спрашивала: «Что ты делаешь»? Невестка отвечала: «Хлеб пеку» — и с этими словами двигала лопату в печь.

Свекровь говорила: «Ну, пеки, пеки, да не перепеки» и выходила за дверь, а родительница доставала лопату из печи.

34c881527a37

Аналогичный диалог мог происходить с женщиной, которая, трижды обойдя избу по ходу солнца, вставала под окно и проводила ту же беседу. Кстати, иногда под окном вставала мать, а у печки орудовала знахарка.

Существует детальное описание обряда «запекания» ребенка от сухотки, сделанное одним из дореволюционных бытописателей, которое завершается «продажей» ребенка, причем знахарка забирает его на ночь, а затем возвращает матери .

«В глухую полночь, когда печь простынет, одна из баб остается с ребенком в избе, а знахарка выходит во двор. Окно в хате должно быть открыто, а в комнате темно. – Кто у тебя, кума, в избе? спрашивает со двора знахарка – Я, кума – (называет себя по имени) – Более никого? продолжает спрашивать первая – Не одна, кумушка, ох не одна; а прицепилась ко мне горе-горькое, сухотка поганая – Так ты ее, кума, выкинь ко мне! советует знахарка – Рада бы бросить да не могу, слышится из избы – Да почему? – Если выкину ее поганую, то и дите-чадо прийдется выкинуть: она у нем сидит – Да ты его, дите-то, запеки в печь, она и выйдет из него, слышится совет кумы».

После этого ребенка кладут на лопату для выпечки хлеба и помещают в печь. Знахарка, бывшая во дворе, обегает вокруг дома и, заглянув в окно, спрашивает: « – А что ты, кума, делаешь? – Сухотку запекаю <…> – А ты, кума, смотри, не запекла бы и Ваньку – А чтож? – отвечает баба, - и Ванькю не пожалею, лишь бы ее, лиходейку, изжить – Ее запекай, а Ваньку мне продай».

clip_image004

Затем знахарка передает в окно три копейки, а мать из хаты подает ей на лопате дитя. Это повторяется трижды, знахарка, обежав хату и каждый раз через окно возвращая ребенка матери, ссылается на то, что он «тяжеловат». «Ничего здорова, донесешь» – отвечает та и снова передает на лопате дитя. После этого знахарка уносит ребенка домой, где он и ночует, а утром возвращает его матери.

Этот древнейший обряд был широко распространен у многих народов Восточной Европы, как славянских, так и неславянских, бытовал у народов Поволжья - мордвы, чувашей. Сажание в печь ребёнка, как средство народной медицины, широко использовали многие европейские народы: поляки, словаки, румыны, венгры, литовцы, немцы

Дореволюционный этнограф и краевед В.К. Магницкий в своей работе «Материалы к объяснению старой чувашской веры» пишет:

«Вот как, например, лечили они детское худосочие. Больного ребенка клали на лопату, покрытую слоем теста, а затем закрывали его сверху тестом, оставляя лишь отверстие для рта. После этого знахарь три раза просовывал ребёнка в печь поверх горящих углей». Затем, со­гласно исследованию другого этнографа П.В. Денисова, ребенка «сбрасывали с лопаты сквозь хомут к порогу, где собака съедала покрывавшее ребёнка тесто».

Во время всей этой процедуры читала ряд наговоров.

hlebnay-lopata

Вариантов обряда перепекания было много. Иногда ребенка обмазывали тестом, лопату с ним проносили над тлеющими углями или сажали в остывшую печь. Но было у всех и общее: обязательно на хлебной лопате и в печь, как символ огня. Возможно, в этой языческой процедуре следует видеть отголоски одного из древнейших обрядов - очищение огнем.

А вообще, эта похоже на некую закалку (горячо-холодно), которая мобилизует организм на борьбу с болезнью. Согласно свидетельству старожилов, к методу «перепекания» прибегали в очень крайних случаях, после этого младенец должен был или умереть, или выздороветь.

Случалось, что ребёнок  умирал, когда его еще не успевали отвязать от лопаты. При этом свекровь на плач снохи говорила:

«Знать, ему не жить, а кабы перенес, так стал бы, знаешь какой крепкий после этого»…

Следует отметить, что обряд «перепекания» возродился в советское время. По воспоминаниям жителя села Ольховки В.И. Валеева (1928 г.р.), «перепекали» и его младшего брата Николая. Произошло это летом 1942 года. Брат его был не только худосочен, но к тому же криклив и капризен. Врачей в селе не было.

862-2

Собравшийся «консилиум» из бабушек поставил диагноз: «На нем - сушец». Назначен был единодушно и курс лечения: «Перепекать». По словам Валеева, его мать посадила брата (ему шел шестой месяц) на широкую деревянную лопату и несколько раз «сажала» Николая в печь. Правда, печь уже основательно остыла. А в это время свекровь бегала кругом избы, заглядывала в окна, стучала в них и несколько раз спрашивала: «Баба, баба, что печешь?». На что сноха неизменно отвечала: «Сушец пеку».

По мнению Владимира Ионовича, его брата лечили от худосочия. До сих пор Николай здравствует, чувствует себя прекрасно, ему более 60 лет.

Давно замечено, что в тяжелые годы испытаний и лихолетья, когда у лю­дей постепенно теряется всякая надежда на выход из создавшегося поло­жения, когда нависает какая-нибудь страшная опасность, из глубины ве­ков вдруг начинают всплывать, казалось бы, давно забытые обряды и обы­чаи. Люди как бы внезапно вспоминают, как поступали их деды и праде­ды в аналогичных ситуациях.

Русских печек становится все меньше. Детская смертность, что ни говори, гораздо ниже, чем в стародавние времена, но больных детей рождается всё больше...
Младенцев в наши дни не перепекают (разве что кладут в инкубатор).

Зачем же вспоминать «старину седую»? А помните, как в сказке гуси-лебеди прекратили погоню за детьми только после того, как те забрались в печку?
Печка может быть условной… Ведь сам процесс перепекания был не только медицинской процедурой, но и в не меньшей степени – символической.

Таким образом, помещение ребенка в печь, помимо сжигания болез­ни, могло символизировать одновременно:



  • повторное «выпекание» ребенка, уподобленного хлебу, в печи, являющейся обычным местом выпечки хлеба и одновременно символизирующей женское чрево;


  • символическое «допекание» ребенка, «не долеченного» в материнской утробе;


  • временное возвращение ребенка в материнское чрево, символизируе­мое печью, и его второе рождение;


  • временную смерть ребенка, его пребывание в ином мире, символизи­руемом печью, и возвращение в этот мир.

...Вот так,  добропорядочную знахарку Бабу-Ягу сказочники превратили  в кровожадную злодейку, пекущую в печи детишек...



источник: http://www.liveinternet.ru/users/lkormacheva/post311691934/

ещё варианты -"Перепекание"
http://my.mail.ru/video/mail/oreshek.58/10863/27580.html#video=/mail/sveles45/148/147
http://my.mail.ru/video/mail/oreshek.58/10863/27580.html#video=/mail/sveles45/148/152


.







.

SOS! Сектанты диктуют свои правила поселку приемных семей в Гатчине, в том числе и православным

Оригинал взят у napravdestoy в SOS! Сектанты диктуют свои правила поселку приемных семей в Гатчине, в том числе и православным

Эта вопиющая ситуация требует серьезного вмешательства. Американская система «фостерных», то есть

b5757b6205ebe35271b9403df69c2f82временных наемных коммерческих профессиональных семей, шагает по России тяжелой поступью, растаптывая традиционные формы усыновления и опеки и заодно обращая наших социальных сирот либо в сектантов, либо в подопытных кроликов.

Потому что массово, в том числе через государственные законодательные и исполнительные органы власти, систему фостера двигает в России секта неопятидесятников совместно с USAID и дружественные их финансам люди.

До недавнего времени они успешно экспортировали детей в США. Теперь под их идеологией во многих местах находится подготовка приемных родителей, волонтерство в детдомах и пр.

Это обращение людей, ставших жертвой американской секты пятидесятников, присосавшейся к российскому сиротству:




Collapse )