Николай Смоленцев (kolencev) wrote,
Николай Смоленцев
kolencev

Categories:

ВСЯКОЕ РАЗНОТРАВИЕ ...

 

* * *

(из песен восточно-партизанских окраин)

 

Когда густой кубинский ром стечет по партизанским глоткам,

И сам Фидель, надев пилотку,

Сожмет «Калашников» в руке

И нос, припудрив в табаке,

Покинет лагерь налегке,

Я боцманской крутой походкой

К ней, между прочим, подвалю

Шепнуть, робея, что люблю…

 

                    *   *   *

Она во тьме зажигала фонарики,

Свечи ставила к алтарю,

Жгла костры…

Он стал ошибкой её сценария-

Тенью сумрака на краю.

 

                 *   *   *

И всех черно-белых клавиш «Стенвея»

Не хватит, чтобы тебе рассказать,

О том, как любовь, что река мелеет,

И прячется радость в сырых аллеях

И хочется небу рыдать…

                       

                       *   *   *

 

Они распивали в кофейне чаи…

И были свободны…

И плыли ничьи…

Укрывшись от мира, от взглядов подруг…

Смешение судеб…Скрещение рук…

Так дети бредут по воде босиком

И каждый распахнутым счастьем влеком.

  

                      *   *   *

И жизнь тянулась как струна

На мандолинах поднебесных…

И сам Господь в жилищах тесных

Макал куски лепешек пресных

В вино полуденного сна…

 

                  *  *  *

Он спешил к ней, сшибая дверные проёмы…

А она у окошка в полуденной дреме

Проводила, флиртуя часы…

Дни неслись, словно к берегу быстрые волны,

Шёл к закату его изнуряющий полдень

Возле взлетной ее полосы…

 

*    *   *

Осень чиркает грязной водой

По стеклу улетающей в ночь электрички…

Будь-то, шепчет дождю на ветру: « Я умру

По не мной заведенной привычке.

Скоро – скоро с небес ниспадая снега

Спеленают вокруг все живое…

Берегись! Если жизнь все еще дорога!

Но …оставь, тех двоих, в покое…

 

*  *  *

Не предавай и ты значенья

Движенью беспокойных дней.

Я знаю, лодке по теченью

Спокойней, легче и …милей.

                       

                       *   *    *

Возничий спит…

Нет к пробужденью воли…

А барыня шумит: «До коле

Мне зло терпеть от псов и слуг?»

И барин, закусив чубук,

Бредёт, рассеяно в людскую…

А в доме багажи пакуют -

Назначен в Петербург отъезд…

Вся челядь поснималась с мест…

Возничий спит…

Бог не предаст! Свинья не съест!

 

                        *   *   *

Он делал слова средь житейской байды,

Глотая Отечества порох и дым…

На пальцах его проступали следы-

Ожоги таланта, короста беды…

Он мог сотню раз умереть молодым,,,

Его растирали долги, словно льды,

Смывали потоки словесной воды…

Пары алкоголя и коки сады

Будили его посреди борозды…

И он поднимался, тянулся к  листу,

И жизнь продолжалась под мельничный стук

В домах огорчений на кухнях разлук

В объятьях богинь, то расчётливых сук.

 

                                  *  *  *

Я искал тебя в городе Вечного Лета,

Бормоча как молитву:

«Ну, где же ты? Где ты?»

Я светил фонарем и шарахались тени

 По аллеям, где прячется сумрак осенний.

Я искал в небесах, на морском побережье,

Где судов паруса ветер надвое режут.

И прижавшись щекой к мокрой вязи чугунной

Я любуюсь тобой лёгкой, ветреной, юной…

                      

                            *   *   *

Смотрелись звёзды в бездну вод…

И жизнь, что женщина в летах,

Варила бытия компот

Все, превращая в тлен и прах… 

                        

                           *  *  *

Желтым кошачьим глазом

Шарит по небу луна…

Нет в Полнолунье оказий:

Рвутся коней стремена,                                                        

Письма горят теряясь,

Тонут в Глобальной сети…

Сердце подранком в стае,

Выжить в ссоре пытаясь,

Плачет ягнёнком в степи…

  

                *   *   *

Между домом и вузом, театром и… домом моим

Вьётся ниточка жизни, как сигаретный дым…

Этих шагов вязанье на гулких лестницах дня

В петлю любви бросает изломанного меня…

            

                    *   *   *

Держи голову в холоде,

А ноги в тепле…

Танцуй, пока чувства молоды

На поминальной золе…

Стервой, панночкой, ведьмою

Властвуй в миру…

И каплю любви последнюю вытри …

И я умру…                                                                                       

 

                         *  *  *                                    

А прекрасное тело лижет жадное солнце…

И ступни стройных ног поглощает прибой…

И зовут, пожирают глаза незнакомцев…

И немеют от робости рядом с тобой…

 

                          *   *  *

Дикий мёд твоих истовых губ

Каждый раз я при встрече ловил решетом…

На скрещении рук

Строил замки, не зная, что станет потом,

Что вернется с раскатами грозных усталых небес…

Уходил…

Возвращался…

Из деревьев разлук поднимается лес…

Дай мне, Господи, счастья,

                                  коль я ещё мешкаю здесь!                       

 

                          *   *   *

Целься зорче! Стреляй прицельней!

Мсти, Королева-мать!

За радость плоти, за грех постельный

Весело умирать!

 

                              *   *  *

Тоска семейного болотца,

Когда не знамо чего хотца…

Морфей туманит сытый взор

И скучен каждый разговор,

Когда амёбные супруги,

Как закадычные подруги…

Лишь детских череда забот

Качает их семейный плот…

                             

                  *  *  *

И те, чья жизнь летит в начале,

По небосклону юных лет,

Живут стремительно, не чая

Как мало впереди побед,

Как долог век из огорчений,

Камней воронок и течений

И лет бесцельного труда…

О, если б кто-то мне тогда

Сказал, сквозь что пройти придётся,

Как меркнет день в зените солнца,

Я б не поверил никому…

Я стар…

Изломан…

Но живу…

                                  *   *   *

 

И умирая от нежности,

От невозможности рядом уснуть,

Лежу одиноким валежником,

Слезы роняя на грудь…

 

                             *   *   *

Ягодой спелой, сливою

В моих ты витаешь снах,

Где я сижу под оливами

В чужих Гефсиманских садах,

Пышным хлебом пылающим,

Вынутым из печи,

Лёгким пломбиром тающим,

Терпким вином в ночи…

                           

                *   *   *                      

Она сказала что едет…

И … вновь растворилась в метро…

Он робел, ожидая, к словам подбирая слова…

Время шло, окисляя венчальных колец серебро…

И кручинясь, седела, седела его голова…

 

                               *   *   *

 

Лето бабье растаяло в тучах унылых…

Теплых дней, как мечталось, ничуть не случилось,

Вот и мы по делам разбрелись…

И снуют поезда под земными пластами

И народ озверело шипит, мол достали,

И клянёт непутёвую  жизнь…

 

                          *   *   *

 

Тащится поезд, как в гору унылая кляча…

Город дремотный за окнами стражем маячит

Медленно в сон отходя…

Я в нетерпенье, считаю, как длятся веками минуты,

Мчусь, наступая на ноги случайно кому-то

Чтобы успеть, добежать и обнять, задыхаясь тебя,

В пальцах букет теребя…


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment