?

Log in

   Journal    Friends    Archive    Profile    Memories
 

Николай Смоленцев

сент. 25, 2016 04:51 pm Уход...мои стихи

                      *   *   *
Перевозчик Харон...Весла вязнут в реке
Унося от мостков переправы...
Две монеты дрожат в заскорузлой руке,
Гаснет жизнь остывающей лавой...
Полночь сыпет дождем...Пахнет тиной вода...
Тучи ходят как вязкие думы...
Фонарем санитарным сигналит звезда,
Санитары застыли угрюмо...
Я взираю с небес...мне уже хорошо...
Я свободен от бренного тела...
Кто-то в сводке запишет: «Четвертый пошел...»
Кто-то мерку отмеряет мелом...
И рубанок пройдет по прощальной доске,
И страницу закроют в Псалтыри...
Только дети,по-прежнему роясь в песке,
Ищут место своё в этом мире

6 комментариев - Оставить комментарий

июн. 10, 2016 04:33 pm мои стихи

Прощание

         
        *   *   *

Я уйду...как будь-то не был...
Каждому своё...
На холодном, талом снеге
Пляшет вороньё

В залпе слёз или оваций
Вьётся след потерь
И шипы обиды мчаться
В запертую дверь

Переправы след кровавый
Крошит соль в слова
Не ищу я денег, славы
В этом ты права

Мир, включив программу «поиск»,
Прорастёт быльем
За ночной простынкой кроясь
Мне выстукивает поезд
Номер...День...Район

Мир, включив программу «поиск»,
Сквозь дверной проём
Мне суёт письмо сухое:
«Вам не быть вдвоём!»

                        1982-2016г.
http://www.stihi.ru/2016/06/10/6670

1 комментарий - Оставить комментарий

май. 26, 2016 02:12 pm мои стихи

Пушкин и дочь Мария Гартунг

      *   *   *

Дом на Мойке...Полдень...Крепостная
Рваных облаков несется стая...
Над столицей солнца стынет ртуть...
Снег лежит чухонским горностаем...
Календарь обид душа листает...
К Черной Речке сани торят путь

На кофейне,выпив лимонаду,
Он спешит к Неве,где на парады
Ходит лицезреть столичный люд...
Там катанье с горок новомодных,
Для забавы горожан свободных...
Кони к Канонерской даче прут

Знать судьба с женою разминула?!
Секунданты заряжают дула
И обидчик мочится на снег...
Под мундиром новая кираса,
Пуля дура...но соскочит с трассы
Потеряв смирительный разбег

Смерть,почуяв запах урожая,
Над поляной кольца нарезая
За полетом пороха следит
И «поэзии российской солнце"
В снег лицом поверженным уткнется
Жив ли? Ранен? Всё-таки убит?!

Вот и всё...Еще два дня мучений...
В ложке из морошки «угощенье»...
Тайно две перчатки вложат в гроб...
Знак друзей-влиятельных масонов!
И погонит прочь детей бездомных
Долговой,кабальный,вдовий рок

И в разрухе русских революций
Нищая,бездетная старуха
К монументу,что воздвиг народ
Будет приносить отцу букеты
До тех пор,покуда дочь Поэта,
По весне голодной не умрёт

http://www.stihi.ru/2016/05/26/5358
-------------------------------

Историческая справка:

СTАРШАЯ ДОЧЬ ПУШКИНА, МАРИЯ ГАРТУНГ

В 1868 году в Туле в доме генерала Тулубьева Мария Александровна познакомилась со Львом Толстым, отразившим позднее некоторые черты её внешнего облика в романе «Анна Каренина».

"Анна не была в лиловом… На голове у неё, в черных волосах, своих без примеси, была маленькая гирлянда анютиных глазок и такая же на черной ленте пояса между белыми кружевами. Причёска её была незаметна. Заметны были только, украшая её, эти своевольные короткие колечки курчавых волос, всегда выбивающиеся на затылке и висках. На точёной крепкой шее была нитка жемчугу".

Л.Н. Толстой «Анна Каренина».

Мария Александровна родилась 19 мая 1832 года в Петербурге, на Фурштатской улице, в доме Алымовых.
Получила домашнее образование. В девять лет она свободно говорила, писала и читала по-немецки и по-французски.

Несмотря на болезненность и хрупкость, Машка - Машенька была задирой и частенько доставалось от нее младшим братьям - Александру и Григорию.

Она участвовала в их мальчишеских играх в мяч, скакала как и они, на деревянной лошадке-прутике, могла и за вихры подергать братцев, а куклам шла, когда начинала сердиться няня и приговаривала, что вот "ужо беспременно все маменьке расскажет".(Арапова А.П. Воспоминания) Маменька. Ее ласковые, теплые руки, нежный и грустный взгляд, негромкий голос, ее сказки и песни на ночь - все это было главным в жизни маленькой Марии и ее братьев и сестры.

Влияние матери, Наталии Николаевны было основополагающим. Ранние годы детства Мария провела в Полотняном Заводе, в деревенском приволье - ведь ее увезли из Петербурга, когда ей было всего то пять лет. Много времени она проводила в играх на свежем воздухе, брат маменьки, Дмитрий Николаевич Гончаров учил маленькую Мари сидеть в седле, брать лошадь в поводья.
У нее на всю жизнь, до глубокой старости, сохранилась прямая и гордая осанка. Но не меньше времени отнимали и серьезные занятия: игра на фортепьяно, вышивание, чтение, уроки грамматики. Наталия Николаевна считала, что дети ее должны хорошо владеть русской грамотой и разбираться в литературе. Сначала занятиями Марии руководила она сама или ее сестра, тетушка Александрина.

Позже, по возвращении в столицу (в 1839), несмотря на стесненность в средствах, с Мари и ее братьями (перед поступлением тех в Пажеский корпус) серьезно занималось несколько педагогов, рекомендованных друзьями отца - Вяземским, Жуковским, Плетневым. Мари делала большие успехи в фортепьянной и шахматной игре, рисовании и рукоделии, изучении иностранных языков.

Все кто встречался с Марией Александровной отмечали необыкновенную изысканность ее манер, остроумие и великолепное знание русского и французского языка. Она была очень приветлива и проста в обращении, необыкновенно красива: "редкостная красота матери смешивалась в ней с экзотизмом отца". Бросалось в глаза ее всегдашнее спокойствие и необыкновенная привязанность к матери, выраженная в трогательной ласковой заботе о ней.

Закончив к 20-ти годам курс домашнего образования и едва начав выезжать в свет, в 1852 году она была пожалована во фрейлины и состояла при Государыне Марии Александровне, жене Императора Александра Второго. Посещала вечера, балы и приемы.

На нее обращали внимание многие, жаждали быть представленными ей, но замуж Мария Александровна вышла поздно, двадцати восьми лет, в 1860 году, за генерал-майора Леонида Гартунга (1832-1877), управляющего Императорскими конными заводами в Туле и Москве.

Ее супруг погиб в 1877 году. Его несправедливо обвинили в хищении, и на суде он застрелился, оставив записку: «Я … ничего не похитил и врагам моим прощаю». Гибель мужа стала ударом для Марии Александровны.

Детей не имела. После смерти в 1875 году Софьи Александровны, урождённой Ланской (1838?—1875), первой супруги брата Александра, Мария Александровна помогала воспитывать осиротевших детей. Часто гостила она и у своих сводных сестёр Ланских.

Мария Александровна принимала активное участие во всём, что было связано с её отцом и памятью о нём. В 1880 году присутствовала вместе с братьями и сестрой на открытии памятника Пушкину в Москве. Долгие годы до самой своей смерти она приходила к памятнику Пушкина на Тверской, приносила цветы и часами сидела возле него.

Из всех четверых детей великого поэта старшей дочери – Марии Александровне, была дарована самая долгая жизнь. Она после революции и «успела пожить» при советской власти, дожив до 1919 года. Умерла в Москве 7 марта 1919 года в возрасте 86 лет (от голода).

Оставить комментарий

апр. 14, 2016 02:21 pm Сталин и царские генштабисты

Оригинал взят у matveychev_oleg в Сталин и царские генштабисты

часть 1



часть 2




Оставить комментарий

апр. 8, 2016 03:14 pm Село в Казанской губернии, где родились и жили мои бабушка и дед

Оригинал взят у terentiy_kazan в Слобода Екатерининская в Новошешминском райне Татарстана

Этот пост можно считать продолжением предыдущего. Тот же самый поворот с Нурлатского тракта на дорогу в Новошешминск, только ехать надо не 30 км до Русской Чебоксарки, а все 40. И тогда справа от дороги будет, как дежа-вю, здание еще одного заброшенного и частично разрушенного православного храма.



ЭтоЧто за церковь?Свернуть )
(мой дед-Николай,моя бабушка-Настя ,моя мама-Татьяна родились в Казанской  губернии....в селе Екатериновка,ныне практически заброшенном...)

                *   *   *

И колокол молчит в селе...

Где  ветры  живы да  руины...

В своем усердии едины,

Пугая  путников  во мгле...

На карте нет уже  села,

Где дед мой  был крещён и венчан...

Лишь остов брошенный бревенчат

Гниет в отсутствии тепла

Людей,что поднимались тут,

А сгинули в полях Европы...

Бурьяном  колосятся тропы

К дворам, где теплился  уют...

Там голод  пригибал к земле,

Как  божий бич земли  Казанской...

И дети мёрли от  «Испанки» ...

И бабы выли в ковыле...

Всех выгребали на войну :

Отцов, угрюмых хлебопашцев...

Никто не сосчитает павших

Иль просто сгинувших в плену...

Разграблен  "татарвою"  храм-

Безумной  волей  комиссарской...

Засыпан пруд в усадьбе барской...

И в доме  ни стекла,ни рам...

И колокол молчит в селе

Поскольку звать уже не в силах

Людей ,в заброшенных могилах

Иль  что вокруг навеселе...

Пусть люди  рвутся в города,

Подобны  сельдям в смрадных бочках,

Их жизнь  мелькнет  ручьем  проточным,

В песке исчезнув навсегда.

Но...  упадет бессильно  плед

Из рук ,почти охолодевших...

А ветер вдруг качнёт скворешник ...

И вздрогнет...  колокол  в селе...

19 комментариев - Оставить комментарий

апр. 2, 2016 11:02 am Дежавю.... [reposted post] (перепостил kolencev)


9 комментариев - Оставить комментарий

мар. 23, 2016 12:32 am Юнна Мориц

                     *       *       *

Когда я слышу, что на той войне
Нам лучше было сдаться той стране,
Чьи граждане богаче нас намного,
Я благодарна, что по воле Бога
Тогда не ваши были времена,
Была не вашей та страна и та война.
Теперь - всё ваше. На своей войне
Свою страну сдавайте той стране,
Чьи граждане богаче вас намного.
Я благодарна, что по воле Бога
Ни глазом, ни наощупь не видна
Моя страна и в ней моя дорога,
Моя дорога и моя страна,
Чьи граждане в любые времена
Свободней всех, богаче всех - намного.

Юнна Мориц

1 комментарий - Оставить комментарий

мар. 22, 2016 04:55 pm чужие стихи Александр Шумский

* * *
Да здравствует прогноз,

Немыслимый без ливня!
Нахальство майских гроз -
Любимейший из гимнов.

"Возможно, будет дождь! " -
Нам радио кричало.
Возможно, ты придёшь,
Возможно, всё сначала.

Забудешь дома плащ,
Отправишь мать на дачу.
"Пожалуйста, не плачь! "
Пожалуйста: не плачу.

На столике твоём
Раскрытый ветром Бунин.. .
Мы не были вдвоём
И никогда не будем.

В окно скребётся град -
Слепой котёнок мая,
Его пускают в сад,
А в дом не принимают.. .

Опять пришла пора,
Знакомо чувство это:
Вчерашняя весна -
Сегодняшнее лето.

Александр Шумский ( поэт, журналист,погиб в 1980 г. в автокатастрофе)

Оставить комментарий

мар. 22, 2016 04:11 am Я не знал об этом стихотворении Бродского.

Оригинал взят у dandorfman в Я не знал об этом стихотворении Бродского.



Бродский
Бродский - ватник.

«Народ»

Мой народ, не склонивший своей головы,
Мой народ, сохранивший повадку травы:
В смертный час зажимающий зерна в горсти,
Сохранивший способность на северном камне расти.

Мой народ, терпеливый и добрый народ,
Пьющий, песни орущий, вперед
Устремленный, встающий – огромен и прост –
Выше звезд: в человеческий рост!

Мой народ, возвышающий лучших сынов,
Осуждающий сам проходимцев своих и лгунов,
Хоронящий в себе свои муки и твердый в бою,
Говорящий бесстрашно великую правду свою.

Читать дальшеСвернуть )

Оставить комментарий

мар. 21, 2016 04:20 pm Из журнала "Нева", № 12, 1988 год.

Оригинал взят у ellen_solle в Из журнала "Нева", № 12, 1988 год.

Нашла еще один старый журнал со своими со своими старыми стихами. Конечно, это "Нева".

Марина Вирта.
ЛЕНИНГРАДСКИЕ СТИХИ

ДЕНЬ
1.
Плывет и плывет ленинградское лето.
Дворцовая площадь июлем прогрета,
Над городом запахи трав...
Не думала я, что запомнится это:
Беспечно прижатая локтем газета
И мягкий на локте рукав,
Бренчанье трамвая, сопенье буксира,
Жара и холодный стаканчик пломбира,
И двушка на теплой руке.
И руки легко на коленях лежали,
И кашель не мучил, и туфли не жали,
И солнце блестело в реке.
Бесхитростный ангел выравнивал крылья
На тонком литом Петропавловском шпиле,
И ветки скреблись по стеклу...
Мы с Вами друг другу тот день подарили,
И пусть он сверкает порой среди пыли,
Как стеклышко в темном углу.

2.
Липовое царство над рекою -
Продолженье света и покоя,
Завершенье памятного дня,
Навсегда запавшего в меня.
Я из рук не выпущу подарка:
Легкую дорогу без конца,
Сочетанье солнечного парка
С белизной Елагина дворца.
Плыл и плыл под ленинградским небом
Безмятежный тихий диалог.
Это уж потом - облепит снегом
Небольшой Елагин островок.

ДВА ГОЛОСА
1.
Перед тем, как отчаяться, я проявлю нетерпенье,
Я позволю себе Вас от будничных дел оторвать.
Может быть, не любовь, а наивная вера в спасенье,
Золотая надежда меня посетила опять.
Может быть, не любовь, - тяготенье к покою и свету.
Может быть, не слеза, а капель на озябшей щеке.
На Неве ледоход. Вы стоите спиной к парапету,
Вы пальто распахнули и держите шапку в руке.
Так постойте еще и позвольте на Вас наглядеться.
Мне от счастья тепло, я легко подбираю слова:
Может быть, за мое сиротливое темное детство
Мне сегодня подарены Вы, ледоход и Нева.
Этот день отойдет, растворясь в суетливых и шумных
Прочих днях нашей жизни, исчезнет, как ладожский лед.
Но однажды в глазах Ваших, добрых, зеленых и умных,
Может быть, не любовь, - благосклонность ко мне промелькнет.

2.
Перед тем, как отчаяться, я вспоминаю все то же:
Ледоход на Неве и оттаявший серый канал.
Может быть, не любовь, но я думаю, будь я моложе,
Я, наверное, все же любовью бы это назвал.
Может быть, не любовь, а надежда тихонько вернулась,
Не надежда сама, а ее осторожная тень.
Может быть, за мою дистрофичную нищую юность
Мне подарены были и Вы, и сырой этот день.
Так садитесь удобней и на ногу ногу закиньте,
Полудетскую туфлю небрежно качнув на мыске...
Может быть, не любовь, но звенят напряженные нити,
Но тепло на душе, но ладонь замерла на виске.
Этот день отойдет, и мы оба привыкнем к разлуке.
Может быть, не любовь, - благодарность пойдет по пятам.
Но когда-нибудь я на ветру покрасневшие руки,
Ваши руки прижму к задрожавшим безмолвным губам.

* * *
С одиночеством долго не стала возиться,
И само отступило оно.
И вздохнула собака, и щелкнула птица,
И от ветра открылось окно.
А подумать - так, может, совсем не от ветра.
А когда ты к окну подойдешь,
То увидишь: внизу распускается верба,
А вверху собирается дождь.
Мир надежен и вечен, и страхи уплыли,
А еще эта книга в руке,
Этот шорох ночной, это облачко пыли,
Эта тень на дверном косяке...

* * *
Это лето пропахло молчанием прибранных комнат,
Нафталином в шкафу, неокрепшим цветком на окне.
И еще оказалось: душа не забыла и помнит
Сотню детских обид, притаившихся молча во мне.
За годами и датами память легко обозначит
То, что снится во сне и мешает дышать наяву:
На бульварной скамье пятилетняя девочка плачет,
И желтеет фонарь сквозь густую ночную листву.
У заплаканной девочки, скрытой за дальнею далью,
Напрягаются плечи худые при слове "домой"...
Это лето пропахло пожизненной детской печалью,
Утешением поздним и ранней холодной зимой.

* * *
Разглядывать узоры на стене,
Зашторив окна от прямого света,
И думать в тишине и полусне,
Что слава богу, миновало лето.
Его почти враждебные черты
Смягчатся вздохом, легким и воздушным,
Великодушной осени. А ты -
Ты не был никогда великодушным.
Чернила трать, исписывай тетрадь,
Начни другую, разорви и снова
Начни, порви, засмейся и опять
Ищи одно ненайденное слово.
Была б великодушною рука,-
Она прореху быстро б залатала...
Прощай! Я помню, как была горька
Строка, в которой слова не хватало.

* * *
Ну пусть не так, пусть не рука в руке,
Пусть не ловить дыханье в час рассветный-
Пристроюсь на твоем воротнике
Снежинкой невесомой, незаметной.
Геометричен облик мой и прост,
Я так легка, спустившаяся с неба...
Ты быстро выйдешь на Дворцовый мост
И удивишься изобилью снега.
А вот и Невский. Крыши замело.
Закрой лицо колючей рукавицей.
От губ твоих спокойное тепло
Меня в два счета сделает водицей.
И напрягая зрение и слух,
Остановись внезапно у Фонтанки,
Взгляни в тоске на этот снежный пух,
На снежный прах, на снежные останки.

Оставить комментарий

Back a Page